Что оставит после себя режим Алиева?

14 Окт 2015: 11:36. Автор: | Комментариев нет »

Научный сотрудник Института философии, социологии и права Национальной академии наук Азербайджана Сергей Румянцев в опубликованном на украинском историческом портале «historians.in.ua» социологическом эссе под названием «ПостСоветская модернизация Азербайджана» анализирует процессы и механизмы модернизации Азербайджана и азербайджанского народа.

Румянцев затрагивает проблемы оппозиционного движения в Азербайджане и «катастрофическое состояние пятой колонны», иронизируя над словами Ильхама Алиева в его интервью телеканалу Euronews, когда на вопрос, почему оппозиция в стране лишена реального политического шанса и права голоса, он ответил, что не видит своей вины в том, что оппозиция слабая. «Если следовать логике президента, то после двадцати лет строительства демократического государства оппозиция превратилась в некое инородное тело. Перестала быть частью азербайджанского народа. И чем лучше живет последний, тем, соответственно, хуже чувствует себя оппозиция», - пишет Румянцев.

Согласно социологу, представление о политической борьбе в Азербайджане в последние годы получило «свое окончательное завершение» в определении оппозиции, как «пятой колонны». Так, глава администрации президента и главный идеолог страны Рамиз Мехтиев в своей программной статье, в которой были указаны конкретные имена журналистов и правозащитников, упомянуты самые известные оппозиционные партии и международные организации, сформулировал отношение власти к оппозиции, назвав критиков действующего политического режима «пятой колонной, подготавливающей, при прямой поддержке Запада и «армянского лобби», цветную революцию в Азербайджане». «Этой публикации предшествовала очередная волна давления на многих представителей «пятой колонны», аресты, приостановка деятельности ряда независимых организаций», - пишет он, задаваясь вопросом: «Каким был путь азербайджанских оппозиционных партий и независимых политических и правозащитных НПО, приведший их к нынешнему положению?».

Все годы независимости, по словам автора, оппозиция пыталась отстоять свое право на проведение митингов и акций протеста в публичном пространстве столичного Баку, за центр которого развернулась настоящая борьба – у таких акций могло быть относительно большое число зрителей. «От акции к акции полицейские действовали все более жестко. Парламент утверждал новые законы, по которым активисты осуждались на 5-6-ти летние и большие сроки заключения. В последние годы властям почти удалось выдавить оппозиционеров на периферию столицы, где их собрания остаются практически невидимыми для населения», - пишет он.

Самые «черные дни» для оппозиционного движения в Азербайджане наступили к 2014-2015-му году. Автор цитирует стоявшего у истоков движения в далеком 1988 году Зардушта Ализаде, по словам которого, почти все партии бедны интеллектуально, финансово, нет достойного кадрового потенциала. Большинство – имитации, служащие обеспечению одного лидера. Почти все подкуплены властью, находятся на содержании коррумпированных чиновников. И, что единственная «протопартия» – это находящееся под сильнейшим прессингом власти движение «Республиканская альтернатива» (РЕАЛ), лидер которого, Ильгар Мамедов, брошен в тюрьму по ложному обвинению.

Далее автор отмечает всех известных, молодых и амбициозных журналистов, политиков, или активистов, позволявших себе критиковать власть, которые были убиты или арестованы, упоминая таких людей, как оппозиционный журналист Эльмар Гусейнов, Эмин Милли, Аднан Гаджизаде, Бахтияр Гаджиев. Упоминает автор также выдворенного из Турции и взятого под стражу журналиста Рауфа Миркадырова, чету Юнус, Хадиджу Исмайлову, правозащитника Расула Джафарова, приговоренного затем к шести с половиной годам тюрьмы. «По злой иронии судьбы Лейла Юнус и Джафаров работали над составлением списка из 98 политических заключенных, ряды которых пополнили сами», - пишет автор. А директор Института свободы и безопасности репортеров, правозащитник Эмин Гусейнов успел скрыться в посольстве Швейцарии и был вывезен главой МИД этой страны в момент проведения в Баку Европейских игр. «Деятельность правозащитных и оппозиционных НПО была блокирована, многие активисты вынуждены были покинуть страну», - отмечается в эссе.

«Арестовали, напугали, заткнули, выгнали», - цитирует автор правозащитницу Арзу Гейбуллаеву, отмечая, что страх в Азербайджане – это очень важный инструмент репрессий.

По словам Зардушта Ализаде, после 2005 года в Азербайджане не осталось смелости или просто нет времени на смелость, у людей куча проблем, низкие зарплаты, коррупция. «Учитывая, что последняя волна репрессий есть продолжение систематической политики подавления любой общественной активности, можно сказать, что мы наблюдаем последнюю фазу ликвидации гражданского общества и воссоздания советской модели правления образца 1970-х годов», - говорит З. Ализаде. По его словам, азербайджанское общество «затерроризировано», активисты или в тюрьме, или эмигрировали, или изолированы, находясь в окружении запуганных и зомбированных обывателей. И становится очевидным, что азербайджанское государство ведет реальную войну против партий и гражданского общества с применением всех средств и возможностей и без соблюдения каких-либо правил. «Силы государства и общества не равны. Общество слабо, народ запуган и безразличен, партии бедны, бесправны и слабы», - цитирует автор Ализаде, добавляя, что таким видится нынешний итог оппозиционного движения в Азербайджане.

Резюмируя, Румянцев пишет, что Алиев и члены его ближайшего окружения все чаще совершают ошибки и допускают серьезные промахи, превращая в своих оппонентов влиятельных и известных интеллектуалов, способных придать оппозиционному движению новую энергию.

«Рано или поздно азербайджанский наследственный режим начнет рушиться. Что он оставит после себя?» – задается вопросом автор, перечисляя самые нелицеприятные варианты развития событий, проводя аналогии с Сирией, где наследственный президент и режим довели страну до кровопролитной гражданской войны. Политиков и партии, приписывающих себя к демократам и либералам, но исповедующих этно-националистическую идеологию, или выросшие в численности и закаленные давлением со стороны власти группы и сети в той или иной степени радикальных шиитов и суннитов, возможный политический конфликт между которыми может дополниться этническим фактором – лезгины и аварцы по преимуществу сунниты, и в этой среде быстро распространяется салафитская идеология. «Разрушаясь, режим оставит после себя относительно слабые, но многочисленные и коррумпированные силовые структуры и армию, а также значительную массу накопленных вооружений. Конфликты внутренние могут дополниться новым обострением бесконечного противостояния с Арменией», - резюмирует социолог.

Напомним, что Сергей Румянцев – социолог, научный сотрудник Института философии, социологии и права Национальной академии наук Азербайджана, руководитель независимой исследовательской группы «новатор» (Баку), научный сотрудник Фонда Александра фон Гумбольдта (постдокторская программа) Института европейской этнологии Университета имени Гумбольдта (Берлин).

Другие статьи категории "Азербайджан":
Loading...
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости

Найдите в админке сайта панель Directory News - Настройки, блок Нижний блок - Виджеты социальных сетей

Добавьте в него виджет Твиттера или виджет вашей группы в любой из социальных сетей.

Наши партнеры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hayastannews@yahoo.com

+374

О сайте

При полном или частичном использовании материала ссылка на HayastanNews.Com обязательна, даже если мы ссылаемся на другие источники. Мнение HayastanNews.Com может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов. HayastanNews.Com не несет ответственности за содержание рекламы.