Обитатели «собачьей территории»

28 Окт 2015: 09:55. Автор: | Комментариев нет »

«Не подскажите, где находится «собачья территория»?» - спрашиваем собравшихся во дворе ребят. «Прямо и направо»,- следует ответ.

По соседству с недостроенным зданием находится одноэтажное строение. Окна освещены, однако из-за целлофана свет виден смутно. Чуть дальше находится Шаумянское кладбище. Работающие в недостроенном здании рабочие в какой-то момент прекращают стучать молоткми и с удивлением смотрят в нашу сторону. Это место называется «собачьей территорией». Здесь живут люди.

Ополченец, живущий на «собачьей территории»

В конце длинного узкого коридора горит лампочка. Лежащие у двери вещи освещены слабо, виден толстый слой пыли. У входа в дверь постелены несколько разноцветных тряпок. Здесь живет ополченец, инвалид первой группы Артур Алавердян. Дверь открывает его жена Шушаник. Она с удивлением смотрит на незнакомых людей, а потом широко распахивает дверь. «Здесь живет ополченец Артур?» - спрашиваем мы сидящего на диване Артура. Нас приглашают в комнату. Артур смотрит на нас, но вопросов не задает. «Мы журналисты»,- с улыбкой объясняем мы.

Артуру Алавердяну 45 лет. Его семья проживает на «собачьей территории» с 1992 г. Построенное в советские годы здание предназначалось для полицейских собак. Мать Артура Рая Бгирян сообщила, что здание для собачьего питомника осталось недостроенным, однако в этом году строительные работы возобновились. Составляющие часть питомника административное здание и столовая в 1990-х годах были предоставлены беженцам из Баку. «Это не наша собственность, но главное, что за жилье не платим»,- отметила 67-летняя женщина.

У Алавердянов был дом в бакинском квартале Арменикенд, однако оттуда они ничего не смогли вывезти. В Армении пришлось начинать все с нуля. Жилье сперва снимали, а потом их привезли на «собачью территорию». «Так с тех пор и живем здесь. Хорошо хоть, что крыша над головой есть» - подчеркивает Рая Бгирян. В 1988-90 гг. Артур служил в Германии. Оттуда приехал в Армению. Сперва работал в обувном цехе, где работала и его мать. «Тогда движение (Карабахское движение) уже началось, и мне нужно было ехать в Карабах»,- сказал Артур.

После 18 операций

Артур участвовал и в трехмесячных сборах. 5 июня 1994 г. в Мартакерте его ранило в ногу. Говорит, что хотя в мае уже было заключено перемирие, однако на границе, как и сейчас, не прекращали стрелять. В тот день было много раненых, которых перевезли в военный госпиталь в Ереване. В течение недели ногу Артура оперировали четыре раза, а до 1999 г. – 18 раз. «У меня началась газовая гангрена. Сейчас я свою ногу не чувствую»,- сказал Артур.

После операций нога ополченца стала короче на 14 см. Приходилось набивать подошву толстой резиновой набойкой. В 1999 г. он пошел на прием к Вазгену Саркисяну, который и распорядился еще раз прооперировать ему ногу. Сейчас одна нога чуть-чуть короче другой, но это, по словам Артура, бывает и у здоровых людей.

В 2001 г. Артур вместе с другом продавал рыбу, потом год и 8 месяцев работал в плавильне. «Ребята мучались, а у меня работа была легкая»,- сказал Артур. В то время он лишился пособия по инвалидности (с 1995 г. А.Алавердян как инвалид 2-ой группы получал пенсию).

Уйдя из плавильни, Артур восстановил группу инвалидности. «Уже 3-4 года, как я пожизненно получил 1-ю группу инвалидности. У меня миопатия, дистрофия мышц»,- пояснил ополченец.

По словам матери, даже врачи удивляются тому, как он переносит боль. «Он бил руками, головой по стенам, но при этом ни одного звука не издавал. Руки у него были все в синяках»,- рассказала 67-летняя женщина.

Артур ходит с трудом. Возможность купить коляску у семьи нет. Передвигается в основном с помощью тросточки. Бывало, что при ходе получал повреждения. «Удивляются, как я могу ходить при миопатии,- сказал Артур. – Но я стараюсь всегда ходить. Если буду много сидеть, то, возможно, вообще не смогу двигаться».

«Живу сегодняшним днем...»

Артур давно уже не думает о своей жизни. Он живет сегодняшним днем, а что будет потом – не знает. Его мать готовит на кухне кофе. Артур – один из ее четырех детей. У Раи Бгирян было двое сыновей и две дочери. Другой сын несколько лет назад умер в России, дочери вышли замуж в Иджеване. «Временам, когда у Артура бывает плохое настроение, он говорит: хочу умереть, боли очень сильные»,- рассказала нам Рая.

«Если б не ранение, он смог бы содержать своих детей»

Артур говорит с трудом, делает в разговоре большие перерывы. В такие моменты паузы заполняет Рая. У сына постоянные боли, но он уже привык к этому. Раньше Артур был большим умельцем, а сейчас не может даже гвоздь забить, из-за чего страшно нервничает.

Сейчас Артур думает только о двух своих детях – 5-летнем Альберте и 3-летней Милене. Из-за сырости в доме дети часто болеют. Неделю назад Альберта выписали из больницы. «В бронхах был гной, а это привело к отравлению кишечника. Неделю пролежал в инфекционной, сейчас месяц должен быть на диете: обед на масле, куриное филе...» - говорит Артур, потупив взгляд.

Семья живет на его пособие по инвалидности, которое составляет 91.000 драмов, и пенсию Раи в размере 13 тысяч драмов. «Живем кое-как»,- отметила пожилая женщина. А на кухне она тихо, чтобы Артур не услышал, поведала, что «пенсии едва хватает на то, чтобы покрыть долги за продукты питания».

«Лучше мира ничего нет»

Жена Артура, 26-летняя Шушаник Арутюнян, слушает нашу беседу, иногда улыбается. Говорит, что дети очень активные, ей бывает трудно, так как у нее тоже проблемы с нервной системой. «Но главное, чтобы дети были здоровы»,- добавляет Шушаник.

Милена родилась с косолапостью. Уже исправили. А Альберт перенес скрытую пневмонию, о чем узнали поздно. Сейчас мальчик уже вылечился, рассказали родители. Альберт бросается к отцу и обнимает его. Глаза у Артура увлажняются. Сейчас все его мечты связаны с детьми. Он очень хочет, чтобы сын стал полицейским или военным. «Главное, чтобы они выросли достойными людьми»,- добавляет отец.

«Если б не ранение, он смог бы содержать своих детей»,- отметила Рая. Артур утверждает, что должен был участвовать в войне, а его сын должен стать военным. Однако маленький Альберт заявил, что хочет стать врачом и вылечить папу. В комнате воцарилась тишина. И тут послышался голос Артура: «Главное, чтобы войны не было. Лучше мира ничего нет».

Владельцы «собачьей территории» скоро появятся

В этом году строительные работы на «собачьей территории» возобновились. По словам Раи Бгирян, в будущем году питомник, наверное, будет готов. Алавердяны не знают, где они будут жить, если привезут собак. Самый главный вопрос – приватизация - остается нерешенным. Для этого нужна помощь юриста. «Это связано с большими суммами, мы не можем платить»,- сказала наша собеседница и добавила: пусть будет, что будет. Уже во дворе Рая показала одно из недостроенных домов, в одном крыле которого, по всей видимости, разместят собак.

Источник: hetq.am

Другие статьи категории "Армения":
Loading...
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости

Найдите в админке сайта панель Directory News - Настройки, блок Нижний блок - Виджеты социальных сетей

Добавьте в него виджет Твиттера или виджет вашей группы в любой из социальных сетей.

Наши партнеры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hayastannews@yahoo.com

+374

О сайте

При полном или частичном использовании материала ссылка на HayastanNews.Com обязательна, даже если мы ссылаемся на другие источники. Мнение HayastanNews.Com может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов. HayastanNews.Com не несет ответственности за содержание рекламы.