Готовы ли армяне и азербайджанцы жить друг с другом?

8 мая 2016: 16:14. Автор: | Комментариев нет »

Карабахский конфликт находится в тупике. На сегодняшний день оптимального решения, устраивающего обе стороны, не существует, начиная с гуманитарных пунктов, таких, как возвращение беженцев, до правовых — статуса НКР. Недавно глава Министерства иностранных дел России Сергей Лавров посетил регион. Как сообщила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, Лавров прибыл «не с пустыми руками», а с некими предложениями обеим сторонам по разрешению конфликта. Одним из пунктов урегулирования является возвращение беженцев, пишет “Русская Планета”.

...Сложность в том, что Армения и Азербайджан по-разному относятся к этой теме. Армяне, бежавшие из Баку, Сумгаита, Кировабада и других частей Азербайджана, перебравшиеся жить в НКР, считаются вынужденными переселенцами, так как Азербайджан не признает Нагорный Карабах в качестве субъекта международного права. Из-за этого люди, пережившие войну, не могут получать помощь специализированных международных организаций, в частности, ООН: статуса беженцев у них нет.

Но предположим, что все формальности улажены. Возникает еще целый ряд вопросов. Готовы ли армяне и азербайджанцы жить друг с другом?

О событиях в Баку РП рассказала беженка из Баку Марина Лалаян, в прошлом — Лалаева, так как носить армянские фамилии было нежелательно. Все произошло в 1990 году. К тому времени уже случились погромы в Сумгаите. О том, что азербайджанцы начали погромы армянских домов и массовые убийства, узнали и в Баку, в городе, где бок о бок когда-то жили и дружили армяне, азербайджанцы, грузины, русские, иранцы.

— Тогда массово начали перевозить жителей из разных глухих сел в большие города. Интеллигенция города дружила между собой. Погромами занимались по большей части приезжие. Возможно, им обещали квартиры в центре, имущество армян. Нам помогли мои хорошие друзья, азербайджанская пара. Ночью они прибежали к нам домой, сказали, что нужно срочно собирать вещи. Мы собрали все, что возможно было унести с собой, и выбежали прямо среди ночи. Дороги из города уже были перекрыты. Аэропорты переполнены. Нам нужно было успеть на вокзал. Водителем попавшегося такси был азербайджанец, но нам повезло. Он оказался добрым человеком, пообещав довезти нас в любом случае. Хорошо знавший все переулки города, он смог привезти нас на вокзал, минуя все посты в темноте ночи. Поезд на Ереван уже трогался с места, и мы запрыгнули в последний вагон, ставший нашим спасением. В поезде азербайджанские проводники вытянули из нас последние деньги.

...Поселились мы временно у родственников. Когда моя мама, которая была артисткой бакинской филармонии (она обедала за одним столом со Сталиным и всей кремлевской ратью, на тот момент уже пожилая женщина на пенсии) позвонила соседям в Баку, чтобы узнать обстановку, она услышала, что в эту же ночь ворвались в нашу квартиру, выломали дверь, разгромили все. После пережитого страха она заболела сахарным диабетом.

Марина не хочет возвращаться в Баку. «Жить той жизнью, какая была раньше, невозможно. Наше имущество нам не вернут. Да и страшно возвращаться. Кто может гарантировать, что подобное не повторится?» — говорит она. В Баку у Марины остались могилы ее бабушки и дедушки и многих родственников, которые никогда уже не получится посетить, и неизвестно, сохранились ли они...

Свою историю рассказала и тетя Лида из Баку. Узнав о начавшихся массовых убийствах, они решили бежать вместе с мужем и семьей его брата. Сегодня тетя Лида с благодарностью вспоминает азербайджанского парня, сына ее соседки, которая задолго до бакинских погромов, перед смертью взяла с сына обещание, что если их армянским друзьям будет угрожать опасность, он поможет. «Она как в воду глядела», — говорит тетя Лида. Сын соседки тогда работал в милиции, это давало надежду на то, что все обойдется. Сосед нашел грузовую машину, помог загрузить вещи и довез обе семьи до самой границы Карабаха, договариваясь на всех постах. Сегодня тетя Лида живет одна в ветхом домике. Ее дочь уехала в Россию, муж скончался. Но уезжать никуда не хочет. «Сколько можно убегать? Я хочу дожить свою старость в своем доме», — говорит беженка.

О проблеме беженцев «Русская Планета» поговорила с председателем общественной организации беженцев НКР Саро Сарьяном.

Как вы считаете, если возвращение беженцев будет определено как один из пунктов решения конфликта, готовы ли проживающие в НКР беженцы из Азербайджана вернуться в Баку, Сумгаит, Кировабад и т.д.?

— Вы правильно заметили, что в НКР продолжают жить беженцы. Практически они уже частично интегрированы, но вопросы, связанные с прежним местом проживания в Азербайджане, задерживают этот процесс. Вопрос об имуществе, оставленном там, возмещении физического, морально-психологического ущерба со стороны нынешних властей Азербайджана. К сожалению, азербайджанские власти не идут на это, проводят антиармянскую пропаганду как у себя в обществе, так и за рубежом. В такой обстановке наивно говорить о возвращении. Ну как люди могут вернуться туда, где их готовы уничтожить самыми зверскими методами?! Считаю, эта мысль вполне достаточна для объективно настроенного обывателя, чтобы он понял, что возврат армян невозможен. То же самое касается противоположной стороны. В свете последних лет и по результатам четырёхдневной войны они сделали всё, чтобы убить у армян последние надежды, что они готовы, мягко говоря, к компромиссному мышлению.

Сколько вообще беженцев в Карабахе? Получают ли они какую-либо помощь от государства и международных организаций?

— Беженцев в НКР 20 тысяч и, конечно же, молодая республика не осилила полноценное решение их социальных вопросов. Они продолжают жить в общежитиях, гостиницах, на квартирах и у родственников. Конечно же, определенная часть была обеспечена жильем еще до интенсивных боевых действий во время первой войны. В последующие годы некоторым социальным группам, таким, как инвалиды войны, многодетные семьи, было предоставлено жилье. Но со стороны международного сообщества никакой помощи не было. И самое важное — они до сих пор не имеют статуса беженцев в отличие от азербайджанских беженцев-временно перемещенных лиц.

— Каким вы видите решение конфликта?

— Выход один... Непризнание НКР приведет к росту числа беженцев, что будет больше напоминать гуманитарную катастрофу, еще не виданную в регионе. Да еще на фоне разрастания конфликта.

Ида САРКИСЯН

Источник: "Новое время"

Другие статьи категории "Арцах":
Loading...
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости

Найдите в админке сайта панель Directory News - Настройки, блок Нижний блок - Виджеты социальных сетей

Добавьте в него виджет Твиттера или виджет вашей группы в любой из социальных сетей.

Наши партнеры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hayastannews@yahoo.com

+374

О сайте

При полном или частичном использовании материала ссылка на HayastanNews.Com обязательна, даже если мы ссылаемся на другие источники. Мнение HayastanNews.Com может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов. HayastanNews.Com не несет ответственности за содержание рекламы.