Армяне диаспоры по Сарояну, Воннегуту и Довлатову: Любовь к родине осталась в песнях

26 Дек 2016: 00:01. Автор: | Комментариев нет »

Армяне диаспоры по Сарояну, Воннегуту и Довлатову: Любовь к родине осталась в песнях
Попытки рассказать об армянских персонажах-мужчинах, упомянутых в мировой литературе, привели к тому, что такие герои чаще всего относятся к армянам диаспоры.

В своем известном романе «Человеческая комедия» американский писатель армянского происхождения Уильям Сароян, помимо основной сюжетной линии, раскрывает также историю жизни лавочника Ары.

В этом коротком фрагменте Сароян дает описание армян, покинувших родину. По мнению писателя, неудивительно, что на душе у них тоска.

Сароян отдает огромное значение родному языку. Примечательно, что в предисловии «Человеческой комедии» писатель выражает надежду, что найдется необыкновенный переводчик, который переведет его рассказ на армянский язык, и он будет напечатан теми буквами, которые будут понятны его матери.

Сароян несколько раз подчеркивает красоту армянского языка. По его убеждению, язык символизирует родину. Сарояновский герой - лавочник Ара, состоятельный человек, у которого есть все, чтобы жить спокойной жизнью, не находит себе места. Его «снедает тоска». В одном из эпизодов, как только он обслуживает очередного покупателя и тот уходит, Ара «вдруг» заговаривает со своим сыном по-армянски. Сароян показывает, что родину чувствуешь только тогда, когда говоришь на своем языке.

«Весь мир свихнулся. В России, поблизости от нашей родины, по соседству с нашей прекрасной маленькой страной, идет война, и миллионы людей, миллионы детей голодают. Их мучит холод... они голы и босы, бродят без корки хлеба... А мы? Что мы делаем? Здесь, в Итаке, в Калифорнии, в этой большой стране, в Америке? Что делаем мы? Наряжаемся в хорошую одежду... Катаемся на автомобиле, любуемся природой. Сытно и вкусно едим. По ночам спокойно спим в постели. И что же? Мы еще недовольны!», - говорит сарояновский герой Ара.

Он обращается к своему сыну и призывает его быть лучше него, он говорит: «Не смей быть таким, как я, слышишь? Будь счастлив! Будь счастлив! Пусть меня снедает тоска, но хоть ты должен быть счастлив!».

По Сарояну – армяне, оказавшиеся вдалеке от своей родины – люди несчастные или ищущие счастья. Несмотря на то, что благодаря своему трудолюбию, им удается благополучно обустроить свою жизнь на чужбине, подобно герою Аре, их мучает тоска по родине.

«Вы родились не как я в чужих краях, вы родились на Родине. Сейчас вы не понимаете, какое это счастье. Вы потом поймете... Многие из вас станут путешествовать по миру, увидят красивые, удивительные места, и тогда поймут, что нет места красивее и слаще, чем Родина», - писал Сароян, который родился и умер во Фресно.

Армяне диаспоры по Сарояну, Воннегуту и Довлатову: Любовь к родине осталась в песнях

Правда в завещании писатель просил захоронить урну с его прахом в Ереване, что и было сделано в 1982 году, спустя год после его смерти.

Сароян неоднократно утверждал, что пусть он пишет по-английски и об американской среде, душа, которая вынуждает его писать – армянская. Он относил себя к семье армянских писателей и в своем творчестве показал, какими становятся армяне вдалеке от родины – они мечтают вернуться назад, правда неизвестно когда и как. Эта неизвестность и неопределенность не позволяет им быть довольными собой и своей жизнью в полную меру.

Курт Воннегут - «Синяя борода»

Другой значительный американский писателей 20-го века – Курт Воннегут считал Сарояна своим духовным наставником. Он написал роман «Синяя борода», главный герой которого – Рабо Карабекян является прототипом армянского художника Аршила Горки.

Аршил Горки родился в1904-м году в Ване. Он является одним из основателей «абстрактного сюрреализма» и считается одним из влиятельнейших американских художников 20 века. Картины Горки выставлены во всех крупнейших галереях США, а также в лондонской «галерее Тейт».

«Синяя борода» вышла в свет в Нью-Йорке в 1987 году. Он рассказывает об армянине Рабо Карабекяне, сыне спасшихся от Геноцида армян и обосновавшихся в Америке родителей.

«Нам здесь хорошо известны нескончаемые страдания армян. Среди моих друзей немало армян, одними из них были великий американский писатель Уильям Сароян и художник Аршил Горки», - писал Воннегут в одном из своих писем.

Воннегут был лично знаком с Аршилом Горки и представителями армянской диаспоры США.

Тем примечателен случай, рассказанный поэтом Генрихом Эдояном, что однажды он встретил Воннегута и сказал ему: «Ты похож на армянина», тот ответил: «Я рад, потому что Уильям Сароян был армянином. В Америке говорят, что армянин может оставаться голодным до 12 часов, но после 12 он обязательно раздобудет себе пропитание. Ты — первый армянин из Армении, которого я вижу. Но познакомил меня с армянами Уильям Сароян. Он — мой духовный учитель».

Армяне диаспоры по Сарояну, Воннегуту и Довлатову: Любовь к родине осталась в песнях

По сюжету романа, Рабо Карабекян — успешный американский художник. Он не был непосредственным очевидцем Геноцида армян в Турции, но боль от незаживающих душевных ран, которую испытывали родители, передалась ему.

«У родителей в Старом свете были большие семьи. Родственников они потеряли во время резни, когда Турецкая империя объявила их предателями по двум причинам: во-первых, они были умные и грамотные, а во-вторых, у многих имелись родичи по ту сторону границы» (отрывок из«Синей бороды»).

Примечательно, что Воннегут - немец по происхождению, называл свой роман автобиографическим.

История жизни Карабекяна оказалась близка писателю, поскольку он сам явился свидетелем массовых убийств и его держали в качестве военнопленного в Дрездене в 1945 году. Когда авиация ВВС США начала бомбить город, он спрятался в подвалах скотобойни и выжил, однако следующие несколько дни разгребал развалины и извлекал трупы. Один из самых знаменитых романов Воннегута «Бойня номер пять» рассказывает об этих событиях.

«Германская империя, союзник турецкой, послала беспристрастных военных наблюдателей оценить, сколько народу погибло в первый на столетие геноцид — слово, которого тогда еще не существовало ни на одном языке. Теперь всем известно, что такое геноцид, — это тщательно продуманная операция с целью уничтожения каждого представителя определенного подсемейства рода человеческого, будь то мужчина, женщина или ребенок. Столь грандиозные планы требуют решения чисто технических задач: как дешево и быстро убить такую массу крупных, хорошо соображающих животных, да чтобы никто не удрал, а потом еще ликвидировать горы мяса и костей. Турки, поскольку были в этом деле пионерами, не имели навыков для действительно большого бизнеса и не располагали необходимыми техническими средствами. Зато не пройдет и четверти века, как немцы великолепно продемонстрируют и то, и другое. А турки просто хватали подряд всех армян, которые попадутся, когда обшаривали дома или прочие места, где армяне работали, отдыхали, играли, молились, учились и так далее, а затем выгоняли их в чистое поле, оставив без еды, питья и крова, и избивали или палили, пока никого в живых не останется. А уж ликвидировали беспорядок, довершая дело, собаки, коршуны, грызуны разные и совсем под конец черви», - писал Воннегут.

«Я сказал своим сыновьям, чтобы они не принимали участия в бойнях и чтобы, услышав об избиении врагов, они не испытывали бы ни радости, ни удовлетворения», - говорил он, тем самым приводя к мысли, что боев и страданий и так, было слишком много.

В одном из своих последних интервью, Воннегут, говоря о творческом процессе, отмечал: «Не думаю, что художник вообще знает, зачем он делает то или иное — это не поддаётся логике… всё это просто изливается из нас».

На примере жизни Рабо Карабекяна, Воннегут показывает, что каждый армянин причастен к судьбе своего народа: и тот, кто не являлся непосредственным свидетелем Геноцида, носит в себе «не заживающиеся раны».

Сергей Довлатов –«Когда-то мы жили в горах»

Однажды Курт Воннегут обратился с письмом к только что переехавшему в США писателю армянского происхождения, Сергею Довлатову:

«Я тоже люблю вас, но Вы разбили мое сердце. Я родился в этой стране, бесстрашно служил ей во время войны, но так и не сумел продать ни одного своего рассказа в журнал «Нью-Йоркер». А теперь приезжаете вы и – бах! – Ваш рассказ сразу же печатают. Что-то странное творится, доложу я вам...

Если же говорить серьезно, то я поздравляю Вас с отличным рассказом, а также поздравляю «Нью-Йоркер», опубликовавший наконец-то истинно глубокий и универсальный рассказ. Как вы, наверное, убедились, рассказы в «Нью-Йоркере» отражают радости и горести верхушки мидлкласса... Я многого жду от вас и от вашей работы. У вас есть талант, который вы готовы отдать этой безумной стране. Мы счастливы, что Вы здесь».

Армяне диаспоры по Сарояну, Воннегуту и Довлатову: Любовь к родине осталась в песнях

К моменту получения письма от Воннегута, Довлатовым уже был написан рассказ «Когда-то мы жили в горах», в котором он с иронией рассказывает об армянах Ленинграда. Как позже признал сам писатель, в рассказе он пытался показать насколько далеки армяне общины от своих истинных традиций и культуры.

Когда-то мы спускались в погреб. А сейчас бежим в гастроном. Мы предпочли горам — крутые склоны новостроек. Мы обижаем жен и разводим костры на паркете. НО КОГДА-ТО МЫ ЖИЛИ В ГОРАХ! (отрывок из рассказа«Когда-то мы жили в горах»).

Довлатов впервые опубликовал рассказ «Когда-то мы жили в горах» в журнале «Крокодил» в 1968 году, тогда, к своему изумлению, он получил много отзывов от своих соотечественников из Армении и все отклики были возмущенными. Довлатову пришлось написать объяснительное письмо:

«Дорогие земляки! Рассказ вызвал много откликов из Армении, но, к сожалению, весьма нелестных. Авторы писем обвиняют меня в незнании обычаев родного армянского народа, в искажении действительности. Так вот, прежде всего, хочу подчеркнуть, что в своем рассказе я попытался с иронией изобразить армян, давно живущих вдалеке от Армении, например в Ленинграде, потерявших связи с армянскими традициями. И сохранивших, культивирующих лишь чисто декоративные, экзотические, а в конечном счете ложные представления об обычаях своего народа. Нетрудно догадаться, что многое из того, о чем говорится в рассказе, имеет непосредственное отношение и к его незадачливому автору. Таким образом, большинство упреков, обращенных вами ко мне, уже адресовано мной героям моего рассказа»,- объяснял Довлатов.

Он также не позабыл упомянуть, что «мы, армяне, можем гордиться своей страной».

«2750 лет прошло с тех пор, как на неприступном холме была заложена крепость Эребуни. Веками создавалась великая армянская культура, складывались традиции и обычаи народа, в тяжелых испытаниях формировался его национальный характер. Всему миру известны имена армян, прославивших свою Родину. Полотна Мартироса Сарьяна, музыка Арама Хачатуряна, книги Мариэтты Шагинян стали достоянием мировой культуры. Гордостью советской науки является Виктор Амбарцумян. Наивно было бы думать, что кому-то по силам очернить армянскую культуру, бросить тень на армянский народ. К сожалению, в рассказе имеются досадные неточности, связанные с описанием быта, и я благодарен всем, кто указал мне на них. Хотя в отдельных случаях можно и возразить кое в чем читателям журнала. Научные сотрудники Армянского НИИ экономики и организации сельского хозяйства утверждают, что армяне никогда не носили папах, а редакторы издательства Академии наук Армении уверенно подтверждают этот факт. Хочу напомнить уважаемым товарищам армянскую пословицу: «Вместо того чтобы бить жену, сними папаху, побей ее и снова надень». И неужели коллективу сотрудников Института зоологии АН Армянской ССР, которые пишут: «Плов для армянина такое же национальное блюдо, как для китайца рассольник», — неизвестны десятки древних армянских изречений и поговорок, в которых упоминается это традиционное кушанье, ну скажем: «Плов есть — аппетита нет, аппетит есть — плова нет», - писал Довлатов.

Армяне диаспоры по Сарояну, Воннегуту и Довлатову: Любовь к родине осталась в песнях

По Довлатову, армяне диаспоры, как бы они не пытались быть близко к своей родине, остаются далеки от нее. Их попытки сохранять традиции выглядят иронично, поскольку реальность на чужбине не может дать возможности «целыми днями валяться на берегу Севана и скакать верхом». Потому, как считает Довлатов, у армян, живущих не в Армении, любовь к родине остается только в песнях.

Асмик Ванцян

Другие статьи категории "Диаспора":
Loading...
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости

Найдите в админке сайта панель Directory News - Настройки, блок Нижний блок - Виджеты социальных сетей

Добавьте в него виджет Твиттера или виджет вашей группы в любой из социальных сетей.

Наши партнеры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hayastannews@yahoo.com

+374

О сайте

При полном или частичном использовании материала ссылка на HayastanNews.Com обязательна, даже если мы ссылаемся на другие источники. Мнение HayastanNews.Com может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов. HayastanNews.Com не несет ответственности за содержание рекламы.