Римма Демирчян: “Вазген перешел на сторону Карена, убедившись, что нельзя отдавать Мегри”

2 Июн 2015: 19:04. Автор: | Комментариев нет »

Начавшиеся между президентами Армении и Азербайджана переговоры в Вашингтоне продолжались в других городах. Встреча Кочарян – Алиев 16 июля 1999 г. в Женеве достойна внимания тем, что состоялась по инициативе двух президентов. 22 августа в Женеве состоялась новая встреча Кочаряна и Алиева. 11 сентября главы Армении и Азербайджана провели переговоры в Ялте, а 11 октября – в Садараке, на участке границы Армения – Нахиджеван.

На следующий после садаракской встречи день вице-президент США Альберт Гор в своем послании Кочаряну и Алиеву приветствовал диалог и выразил надежду, что если президентам удастся завершить эту часть работы до предстоящего в ноябре саммита ОБСЕ, то «в Стамбуле все содружество ОБСЕ выразит поддержку достигнутому прогрессу».

Кочарян замечает: «Речь только о том, можно ли будет объявить в Стамбуле, что мы начинаем какой-то процесс или достигли результатов. Я не сторонник того, чтобы процесс связывали со стамбульским саммитом. Особенно с точки зрения географии место для армян не самое удобное. В этом смысле я бы предпочел, чтобы это произошло чуть раньше или позже, но не в Стамбуле».

Уже в Стамбуле Кочарян опровергает слухи о том, что на саммите должен был быть подписан мирный договор, но этому, якобы, помешала трагедия в парламенте Армении. «Вопрос еще не созрел, никто не предусматривал подписания документа по урегулированию».

19 октября 1999 г. Демирель заявил в Баку, что «армяно-азербайджанское примирение состоится в ближайшие дни», вот только «без благотворной роли России обеспечить это невозможно». «На Кавказе невозможно говорить о примирении без России. Если при принятии решений не брать на учет мнение России, сделка провалится – Россия все еще сохраняет потенциал великого государства».

20 октября советник госсекретаря США Стивен Сестанович и американский сопредседатель Минской группы Кери Кавано встречаются в Ереване с Робертом Кочаряном, Вазгеном Саркисяном, Варданом Осканяном и Сержем Саркисяном. На следующий день Сестанович и Кавано продолжают переговоры по Карабаху в Баку с Алиевым, Зульфугаровым и Абиевым. Спустя три дня после этой встречи в отставку подают министр иностранных дел Зульфугаров и влиятельный советник Алиева Эльдар Намазов. Ранее в отставку подал Гулузаде. Впоследствии Зульфугаров и Намазов подтвердили, что в преддверии стамбульского саммита стороны обсуждали вариант территориального обмена. Оба утверждали, что подали в отставку в знак несогласия с предложением.

«Накануне стамбульского саммита было достигнуто соглашение, которое, по-моему, не отвечало интересам Азербайджана. Вот почему мы с коллегами решили подать в отставку. Соглашение было равносильно предоставлению Карабаху независимости, конечно, не де-юре, но де-факто», – говорил Намазов.

В своих публичных выступлениях Алиев признавал, что в 1999 г. обсуждались варианты, которые противоречили интересам Азербайджана, хотя, с другой стороны, утверждал, что от достигнутых договоренностей отступила Армения. «Мы несколько раз встречались (с Кочаряном), дважды ездили в Женеву, встречались на границе (Армения-Нахиджеван). Могу сказать, что позиции удалось сблизить в октябре 1999 г. Но после теракта в парламенте Армении Ереван отказалась от небольших подвижек, которых мы достигли».

Вряд ли можно однозначно утверждать, какая именно из сторон отказалась от предварительного соглашения в преддверии саммита. Неясно, насколько удалось сблизить позиции. Противоречивы также сведения о том, какую связь с урегулированием имела расправа в парламенте Армении.

26 октября 1999 г. Алиев принимает заместителя госсекретаря США Строба Талбота, Сестановича и Кавано. Утром 27 октября Кочарян беседует по телефону с Ельциным. В тот же день в Ереване президент Армении принимает американскую делегацию, прибывшую из Баку. Буквально через несколько часов после того, как американская делегация из Еревана через Москву направляется в Анкару для продолжения обсуждения карабахского вопроса с турецкими властями, в Национальном Собрании Армении раздаются выстрелы.

Именно это совпадение стало причиной увязки теракта с карабахским урегулированием. Более того, упорно распространялись слухи, что предложенному варианту урегулирования, подразумевавшему территориальный обмен, противились в первую очередь Вазген Саркисян и Карен Демирчян.

«За несколько дней до инцидента Карен дважды говорил об этом со мной и сыном. Он сказал Степану и мне, что решено оставить коридор через Мегри. Сказал, что все согласны, даже рады, потому что обещали большие деньги, думают, что на эти деньги можно поднять Армению. Очень скоро Вазген перешел на сторону Карена, убедившись, что нельзя отдавать Мегри. Он говорил, что никому его не удастся уговорить, потому что сдача Мегри – конец Армении», – говорит Римма Демирчян.

Вагаршак Арутюнян также подтверждает, что вариант территориального обмена обсуждался довольно серьезно: «Я как министр обороны присутствовал на обсуждениях этого документа. Впервые о мегринском варианте мне рассказал Вазген Саркисян. После этого во время встречи Алиев – Кочарян в Садараке со мной об этом заговорил министр обороны Азербайджана Абиев. Затем Кочарян, который сказал, что это хорошее решение. После этого я встретился с сопредседателями Минской группы, по этому вопросу с сопредседателями имел встречу и Арам Саркисян».

Отставной американский дипломат Питер Розенблат, который в течение 1999 г. не раз посещал регион, утверждал: «Накануне чудовищной расправы в парламенте 27 октября премьер-министр В. Саркисян был полностью согласен с президентом. Во всяком случае, мне так сказали. Я встречался с Саркисяном за несколько дней до трагедии, и у меня сложилось впечатление, что он не совсем поддерживает переговоры, хотя те, кто общался с ним в последние дни его жизни, говорят, что Саркисян был абсолютно согласен с Кочаряном».

В месяцы до и после стамбульского саммита в армянской, азербайджанской и международной прессе появились многочисленные публикации о том, что на переговорах обсуждается возможность обмена Мегри на Лачин: Мегри отдается Азербайджану, а Лачин вместе с Карабахом – Армении. Армении через Мегри предоставлялась отдельная дорога, через которую она могла осуществлять суверенное сообщение с Ираном, не пересекая границу Азербайджана.

Совпадение теракта 27 октября с визитом Талбота Томас де Ваал расценивает как «впрямь поразительное» и приводит слова Тэлбота о том, что обе стороны были «очень, очень близки» к достижению соглашения и что произошедшая бойня стала «человеческой, политической и геополитической катастрофой».

Много говорилось о том, что террористам дали задание предотвратить созревающий раскол по Карабаху и отстранить В. Саркисяна, который был готов отстаивать мирное соглашение. Тем не менее, судя по некоторым обстоятельствам, теракт по времени совпал с переговорами случайно, и, скорее всего, мотивы убийств лежали во внутриполитической плоскости: во всяком случае, на всем протяжении ночных переговоров засевшие в парламенте братья Унаняны ни разу не упомянули о Карабахе. Если б кто-то планировал сорвать карабахский мирный процесс, очевидно, что главной мишенью должен был стать не Вазген Саркисян, у которого на тот момент не было четкой позиции по мирному соглашению.

Теракт 27 октября и, как следствие, критическая ситуация в Армении, а также серия отставок в Азербайджане не могли не сказаться на ожидавшемся прогрессе на стамбульском саммите. В заявлении сопредседателей Минской группы ОБСЕ выражалась надежда, что трагедия парламенте Армении и отставки ряда должностных лиц в Азербайджане не повлияют на процесс и сроки окончательного урегулирования: «Кочарян и Алиев, встретившись за истекший год шесть раз, осуществили серьезный психологический прорыв».

Два пункта декларации саммита касались Армении, Азербайджана и карабахского противостояния. В частности, декларация поддерживала диалог Кочарян-Алиев. В рамках самого саммита с 17-19 ноября состоялся ряд встреч на высшем уровне: Кочарян-Демирель, Кочарян-Клинтон, а также Алиев-Кочарян с участием Действующего председателя ОБСЕ и министров иностранных дел трех государств – сопредседателей Минской группы – Мадлен Олбрайт, Игоря Иванова и Юбера Ведрин.

24 января 2000 г. Кочарян и Алиев встретились на московском саммите СНГ, а пять дней спустя – в Давосе, в рамках экономического форума.

В Армении все еще сохранялась сложная внутриполитическая ситуация. 3 марта премьер-министр Арам Саркисян, лидер парламентской фракции «Единство» Андраник Маркарян, сын Карена Демирчяна – Степан, военный и генеральный прокуроры созвали совместную пресс-конференцию, в ходе которой потребовали отставки главы президентской администрации, секретаря Совета безопасности Сержа Саркисяна.

Кочарян счел предъявленный ему ультиматум неприемлемым ни по форме, ни по содержанию. 2 мая президент отстранил от должности премьер-министра и министра обороны, таким образом преодолев длившийся долгие месяцы внутриполитический кризис. 12 мая президент назначил на должность премьер-министра Андраника Маргаряна, который возглавлял правительство почти 7 лет, вплоть до безвременной кончины в марте 2007 г.

Отрывок из книги ЗЕЛЕНОЕ и ЧЕРНОЕ; КАРАБАХСКИЙ ДНЕВНИК

Источник: aniarc.am

Другие статьи категории "Армения":
Loading...
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости

Найдите в админке сайта панель Directory News - Настройки, блок Нижний блок - Виджеты социальных сетей

Добавьте в него виджет Твиттера или виджет вашей группы в любой из социальных сетей.

Наши партнеры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hayastannews@yahoo.com

+374

О сайте

При полном или частичном использовании материала ссылка на HayastanNews.Com обязательна, даже если мы ссылаемся на другие источники. Мнение HayastanNews.Com может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов. HayastanNews.Com не несет ответственности за содержание рекламы.