Потерянные дети, более двадцати лет в лачуге и зеленые яблоки от всего сердца

16 Авг 2015: 19:54. Автор: | Комментариев нет »

Беник Григорян никогда не провожает гостей без яблок из собственного сада. Если гости отказываются, то он настаивает, поговаривая, что угощает от всего сердца.

Его супруга - Евгения Григорян, следя за мужем, громко требует, чтоб тот набрал яблок побольше, а потом уже тихо, как бы извиняясь, сожалеет, что больше ничего предложить не могут.

Женщина с горечью добавляет, что они уже не молоды, обоим по 80 лет, нет ни здоровья, ни сил, чтоб бороться с жестокими ударами судьбы и с безразличием окружающих.

«В 90-е годы приехала сюда, и до сих пор живу здесь. Если бы был жив мой ребенок… Зачем я нужна? Мы одни, никакой поддержки, ноги мои не двигаются. Мне 79 лет, зачем мне жить?», -с горечью говорит бабушка Евгения, посматривая на мужа, как бы требуя, чтоб тот согласился с ней.

Но дед Беник отрицательно качает головой, поговаривая, что надо жить ради внуков. Ведь у внуков, кроме них, стариков, нет больше родных.

Беник и Евгения Григоряны поженились в конце 60-ых годов прошлого века и обосновались в Баку. У обоих это был второй брак и у каждого от первого брака были дети. У него три сына в Карабахе, у нее – сын, который жил с ней.

Вскоре в семье Григорянов родилась дочь, и до начала карабахского конфликта семья была уверена, что жизнь будет долгой и счастливой.

Однако, в самом начале карабахского конфликта Беник получил первую трагическую весть: в России пропал его младший сын.

«В начале карабахского конфликта все три сына уехали в Ростов. Младший хотел учиться, или еще что-то. Вышел из дома, чтоб поинтересоваться, и больше не вернулся», - рассказал пожилой человек.

Двадцатидвухлетний сын Евгении, Грант, пропал без вести во время погромов армянского населения в Баку в январе 1990 года.

«Когда азербайджанцы начали сжигать дома, я пошла в Госбезопасность. Там было закрыто. Тогда я направилась в Райком. Там было открыто, везде горел свет, но людей не было, оказывается, все убежали. Был сильный ветер, шел снег, к тому же темно, а я не знаю что делать. Ко мне подошел русский парень, взял под руку и посоветовал пойти с ним в милицию, там переночевать, чтоб меня не убили. Прихожу в милицию, а там много людей, все на полу, раненые, истекают кровью. Утром звоню своим соседям, мне говорят, что приходил Грант, спрашивал обо мне, они сказали, что не видели. С тех пор я сына не видела и ничего о нем не слышала», - рассказала Евгения Григорян.

Как и многие семьи-беженцы из Азербайджана, семья Григорянов уехала в Армению. Но там, после Спитакского землетрясения, возникли большие социальные трудности. Они приехали в Нагорный Карабах, где после многих скитаний по родственникам им выделили лачугу в селе Иванян (Ходжалу) Аскеранского района НКР.

Пришлось все начинать заново, с нуля. Ведь из Баку Григоряны ничего не смогли привезти из нажитого, а жить как-то надо было, как говорит Беник Григорян.

С заключением перемирия в зоне карабахского конфликта, казалось бы, для Григорянов должны были наступить стабильные времена. Ведь дочь замужем, растут два внука, еще и власти обещали помочь всем беженцам с жильем, а миссия Красного Креста зарегистрировала пропавших детей и ведет их поиски.

Но все оказалось не так радужно. Дед Беник признается, что давно уже понял, что поговорка «Град бьет по одному и тому же месту» сказана о его семье.

От дочери ушел муж, оставив одну с двумя малолетними детьми. Через несколько лет врачи диагностировали у молодой женщины рак, и старикам пришлось продать все, что было возможно, чтобы выручить деньги на лечение. А дочь продала квартиру, но все оказалось бесполезно.

Молодая женщина умерла, оставив на деда и бабку двух внуков и множество долгов за лечение и лекарства.
К тому же, постепенно стала угасать вера в то, что пропавшие без вести дети найдутся.

Как призналась Евгения Григорян, она умом допускает, что ее сын убит, но в сердце еще остались искорки надежды. Пожилая женщина уверена, что будь ее сын жив, она жила бы по-другому.

А Беник Григорян не может точно сказать - верит или не верит, что его сын жив. Благодарен Красному Кресту за то, что ищут их детей, что иногда помогают продуктами в рамках соцпрограмм для родственников без вести пропавших.

По словам Григорянов, Красный Крест и его сотрудники - единственная организация, которая интересовалась их семьей. Остальные: власти республики, района, общины, общественные организации, не обращали внимания на их проблемы.Пожилые люди продолжают жить в лачуге, где отсутствуют элементарные, минимально пригодные для жилья условия.

Муж с женой не верят, что на их трудности, нищету, невзгоды и болезни обратят внимание.

Единственное, что сегодня волнует Беника и Евгению Григорян – это будущее внуков. Как выразились сами пожилые люди, они сожалеют, что не могут оставить молодым ребятам-внукам хоть что-то, что помогло бы им устроиться в этой жизни, обзавестись семьей, родить детей.

Материал подготовлен при содействии International Alert в рамках проекта «Неуслышанные голоса», финансируемого Фондом Предотвращения конфликтов, содействия стабильности и безопасности Великобритании. Содержание является ответственностью журналистов и не обязательно отражает точку зрения организации International Alert и наших доноров.

KARABAKH-OPEN.info

Другие статьи категории "Арцах":
Loading...
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости

Найдите в админке сайта панель Directory News - Настройки, блок Нижний блок - Виджеты социальных сетей

Добавьте в него виджет Твиттера или виджет вашей группы в любой из социальных сетей.

Наши партнеры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hayastannews@yahoo.com

+374

О сайте

При полном или частичном использовании материала ссылка на HayastanNews.Com обязательна, даже если мы ссылаемся на другие источники. Мнение HayastanNews.Com может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов. HayastanNews.Com не несет ответственности за содержание рекламы.