Американские потомки черкесских армян

2 Сен 2015: 10:35. Автор: | Комментариев нет »

Этим летом мне посчастливилось познакомиться с видным американским ученым, профессором Калифорнийского университета Беркли Алексом Беллом - человеком неординарным во всех отношениях, начиная с огромной эрудиции до уникальности своего происхождения. В Армению он приехал с супругой Татьяной, чтобы познакомиться с научным потенциалом нашей страны, наладить контакты с армянскими учеными и, конечно, соприкоснуться с землей своих далеких предков. Алекс Белл - племянник знаменитого французского писателя Анри Труайя и сын его старшей сестры, известной балерины Ольги Тарасовой, имевших армянские корни.

Наша встреча состоялась за утренним кофе в столичной гостинице "Туфенкян. Исторический Ереван", где все пронизано истинно армянским духом - от многочисленных сувениров местных мастеров прикладного искусства до традиционных ковров и национальных карпетов, что не могло не впечатлить наших гостей из США. Разговор с Алексом Беллом завязался на чистейшем русском языке, который ему с раннего возраста привила мать. "Мама хотела, чтобы я свободно говорил по-русски, ведь это был язык ее семьи, что позволяло мне общаться с ее родителями, переехавшими после большевистского переворота из России в Константинополь, а затем в Париж. Мы часто навещали дедушку и бабушку, к нам присоединялись семьи маминых братьев Анри Труайя и Александра Тарасова, и русский был языком общения для всех нас", - рассказывает господин Алекс.

Тарасовы-Торосяны

Предки Алекса Белла по материнской линии происходят из так называемых черкесо-гаев - черкесских армян. Их прародитель Торос был родом из села Цхна, расположенного недалеко от старого армянского города Нахичевань.

Как писал в своих воспоминаниях Анри Труайя, царские чиновники русифицировали имя Тороса, дав его потомкам родовую фамилию Тарасовы. Род Тарасовых был знаменит в российском городе Армавире и на всем Северном Кавказе. Прапрадед Алекса Белла успешно торговал сукном, а дед Аслан Тарасов разбогател на инвестициях в железные дороги и банковском деле. Бабушка Лидия Абессаломова с материнской стороны была немкой, а с отцовской имела армяно-грузинские корни. В 1900-х годах Тарасовы переехали из Армавира в Москву с годовалой дочкой Ольгой, а сыновья Александр и Леон (Анри Труайя) родились уже в столице.

Ольга росла сорванцом, предпочитала играть с мальчишками, а во время летнего отдыха на Кавказе лазила по деревьям, плавала, ездила на лошадях. Аслан Тарасов владел и конным заводом - продавал лошадей для царской армии, сам прекрасно ездил верхом и поручил своему охраннику-черкесу обучить езде Ольгу. Мальчишеское поведение Ольги беспокоило мать, и она, решив пробудить в дочери женское начало, стала водить ее на балетные спектакли в Большой театр, а затем - на уроки в хореографическую школу.

Однако девочка недолго осваивала искусство балета в России: после революции 1917 г. Тарасовы обосновались в Париже, и девочка продолжила занятия у бывшего солиста Большого театра В.Свободы и именитых танцовщиц Мариинского театра Матильды Кшесинской, Веры Трефиловой и Любови Егоровой.

Юная Ольга Тарасова сразу приглянулась хореографам разных школ. Через год она поступила в труппу "Балле рюс", затем в балетный театр Бориса Князева, а спустя еще два года выступала в известном эстрадном театре "Летучая мышь" под руководством Никиты Балиева (Мкртич Балян). С этими коллективами талантливая балерина не раз гастролировала в странах Европы, а также в США и Канаде. Спустя годы судьба забросила Тарасову в Южную Америку, где она выступала с сольными концертами.

В 1934 г. в составе "Русского балета Дягилева" она вновь посетила Соединенные Штаты, сыгравшие двоякую роль в ее жизни. Вывих коленного сустава в результате несчастного случая заставил Тарасову распрощаться с большой сценой и посвятить себя преподаванию, но в США она познакомилась со своим будущим супругом Владимиром Беллом (Бельзицман) - выходцем из тифлисской еврейской семьи, которая в начале прошлого века эмигрировала в США.

"Отец учился два года в Массачусетском университете на инженера, однако по специальности ему так и не удалось сделать карьеру, - рассказывает Алекс Белл. - К моменту знакомства с мамой он работал бизнес-менеджером у знаменитого импресарио Сола Юрока. Папа окончил школу в Тифлисе, прекрасно говорил на грузинском, и его русская речь, по воспоминаниям мамы, была приправлена грузинским акцентом. Чтобы убрать его, маме понадобилось приложить немало усилий". В 1942 г. в семье Ольги Тарасовой и Владимира Белла родился единственный ребенок, нареченный по-русски Алексеем и Алексисом на американский манер.

Балет, Шаляпины и дача Анри Труайя

О юных годах у Алекса Белла сохранилось много уникальных воспоминаний. Его детство прошло в квартире на 3-м этаже небольшого дома в Нью-Йорке, большую часть которой занимала студия Ольги Тарасовой, так что балет был неотъемлемой частью его будней.

Правда, Ольга Аслановна старалась держать сына подальше от хореографии, желая в будущем дать ему более "мужскую" профессию и вырастить его в кавказском духе как гостеприимного хозяина и джигита в душе. Тем не менее она стремилась воспитать в сыне грамотного зрителя и знатока балета. "Помню, в мамином зале стояли столы и стулья, а также рояль, - рассказывает господин Алекс, - здесь всегда звучала классическая музыка, было много народу. Забавная деталь: на всю квартирную площадь был один-единственный туалет, добраться в который можно было через женскую раздевалку. И мама пускала меня туда, лишь убедившись, что ее ученицы одеты".

Глава семьи Владимир Белл близко дружил с Борисом Федоровичем Шаляпиным и детьми великого певца от первого брака, которые жили неподалеку от дома Беллов. Встречи по праздникам и просто вечерам устраивались довольно часто. Это были, как вспоминает Алекс Белл, настоящие "русские застолья с кавказской подливой". "Отец прекрасно готовил и любил принимать гостей. Шаляпины сначала обедали с нами, выпивали, а затем начинали петь. Кроме них к нам нередко приходили и русские друзья мамы - известные артисты балета и преподаватели, захаживали и грузинские друзья отца. Гости шутили, обменивались интересной информацией и веселились от души".

Семья не упускала возможности встречаться и с родственниками Тарасовыми. Каждые два года Беллы ездили в Париж, где проживали не только родители Ольги Тарасовой, но и ее братья с семьями и детьми. Старший, Александр Асланович, был известным инженером-электриком, долгие годы работал в фирме "Филлипс", младший - Леон к тому времени стал знаменитым писателем и взял псевдоним Анри Труайя. Мужчины-Тарасовы нанимали дачу на юге или севере Франции, в каком-либо уютном уголке природы, где собиралось все семейство.

Алекс запомнил и каникулы на даче Анри Труайя с бассейном, в котором внуки Тарасовых купались без устали, с беседами на французском и русском языках о прошлом и настоящем. Дед вспоминал, как похитил, согласно чеченским традициям, свою будущую жену и как по-армянски вскоре вернул ее в отчий дом, получив позволение ее родителей устроить законную свадьбу.

"Дачный дом Анри Труайя был необычным, - рассказывает Алекс Белл. - Его вторая жена обожала покупать старые дома, ремонтировать их изнутри в стиле модерн, а снаружи оставлять в первозданном виде. Дядя Анри постоянно писал, причем стоя и только от руки. У него был старинный церковный столик-кафедра, на которой он работал, а по вечерам перед всем семейством зачитывал очередные страницы своего нового произведения.

Первым рецензентом была его жена, которая помогала ему править текст. Он был добрым, но не любил большие компании, предпочитал находиться в кругу семьи. Его часто приглашали в Советский Союз, но он отказывался, говоря, что не хочет портить детские воспоминания о России. Отец часто рассказывал ему о своей родине, и представления Анри Труайя о России были сотканы в основном по рассказам отца. Он ходил в библиотеки, получал необходимую информацию из России, проводил исторические исследования и писал свои книги.

Когда я вырос и начал преподавать инженерную химию, мы с ним часто беседовали о том, как писать и тем более читать с кафедры перед большой аудиторией. Я делился своим опытом написания научных статей, чтения лекций, которые я сейчас одинаково свободно веду как на английском, так и русском языке".
Армянская кухня и научное сотрудничество

Алекс Белл выбрал профессию инженера-химика, следуя совету отца, который так и не сумел продолжить свое университетское образование. Алекс учился на той же кафедре в том же университете, что и Владимир Белл, и успел застать одного из отцовских преподавателей.

В студенческие годы русский язык, казалось, отходил на задний план, но Алексу удалось устроиться в русское общежитие и общаться со сверстниками на русском языке. Алекс даже выступил с инициативой показывать по выходным русские фильмы, в частности, из коллекции Сергея Эйзенштейна.

С 1967 г. Алекс Белл преподает в университете Беркли, общается с российскими учеными и сотрудничает с Сибирским отделением Российской академии наук. Он также директор Института катализа им. Борескова Новосибирского академгородка. Со своей второй женой Татьяной, также научным работником, он частенько бывает в России, так что язык семейства Тарасовых он знает как родной. "Дома мы практически постоянно смотрим российское ТВ, более содержательное, чем американское, так что с языком у меня проблем не возникает", - говорит господин Алекс.

В Закавказье профессор университета Беркли оказался по воле случая. В прошлом году Алекс Белл с женой был приглашен на празднование 175-летия города Армавира, где познакомился с армянином Георгием Карапетяном и захотел посетить Грузию и Армению. Реализовать мечту помог директор фонда "Поддержка Джавахку" Ашот Акопян, который и организовал тур Алекса и Татьяны в две закавказские страны. В Грузии чета побывала на улице, где некогда жил Владимир Белл, осмотрела достопримечательности.

Турне продолжилось в Армении, которая встретила гостей из США красотой природы, неповторимостью старинных церквей, добротой и гостеприимством. "Мой отец был замечательным кулинаром, у него была книга "Армянская кухня", которая теперь у моей жены. Так что армянские блюда мы готовим довольно часто. Да и сейчас я намерен увезти с собой в США армянские вино и коньяк, потрясшие нас своим ароматом".

В Ереване Алекс Белл встретился с коллегами из Национальной Академии наук РА с целью налаживания контактов. Американский ученый пожелал приехать к нам с лекциями, а также создать условия для обучения армянских аспирантов в калифорнийском университете Беркли. "Главное, что в Армении люди не боятся работать, здесь есть прекрасный научный потенциал, который надо использовать для развития армянской и мировой науки", - уверен Алекс Белл.

"Голос Армении"

Метки записи:
Другие статьи категории "Армения":
Loading...
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости

Найдите в админке сайта панель Directory News - Настройки, блок Нижний блок - Виджеты социальных сетей

Добавьте в него виджет Твиттера или виджет вашей группы в любой из социальных сетей.

Наши партнеры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hayastannews@yahoo.com

+374

О сайте

При полном или частичном использовании материала ссылка на HayastanNews.Com обязательна, даже если мы ссылаемся на другие источники. Мнение HayastanNews.Com может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов. HayastanNews.Com не несет ответственности за содержание рекламы.