“Нам сказали, что азербайджанцы придут и перебьют нас. А мы им ответили: “Пусть придут”

11 Окт 2015: 11:08. Автор: | Комментариев нет »

Интервью с участниками карабахской войны — живыми свидетелями тех страшных, кровавых дней. Первая история о селе Каринтак, ставшем символом стойкости и первой победы... В ночь с 25 на 26 января 1992 года азербайджанские подразделения ОМОН окружили Каринтак, рассчитывая молниеносно захватить его, уничтожить мирных жителей, разграбить их дома. Но каринтакцам при весьма скудном арсенале (всего нескольких автоматов и охотничьих ружей) удалось переломить ход битвы — одержать победу над превосходящим в силе противником. Какой ценой далась победа простым людям, не поддавшимся угрозе советских войск во время операции “Кольцо”? О том, как крепко держались каринтакцы за свою землю, как не поддались унынию во время блокады войсками ОМОН независимого Азербайджана, вспоминает семья АВАНЕСЯН.

-Расскажите, пожалуйста, немного о себе и своей семье...

Артюша Аванесян: Мы коренные каринтакцы из рода Перунц, одного из основателей нашего села, живем здесь уже 5-6 поколений. Раньше много ездил по разным городам, но все равно, в конце концов возвращался сюда. Здесь мой дом. Село было основано пятью-шестью семьями — Перунцы, Рушанянцы, Епремянцы и Туманянцы, — потом, со временем, сюда прибились другие семьи из окрестностей и поселились тут.

Во время СССР мы неплохо жили. Я не занимался сельским хозяйством, работал каменщиком в Шуши, а потом тут у нас в селе парикмахером. Моя парикмахерская уцелела, стоит еще. Правда, давно закрыта.

У нас пятеро детей. Старший сын умер, а четверо живы: три сына и одна дочь. Сейчас дочь и младший сын живут в Степанакерте, старший в Ереване, а средний живет с нами в Каринтаке. Связь, конечно же, сохраняем, они приезжают, внуков привозят. У нас уже 9 внуков и 1 правнук.

— А во времена Союза как вы жили с азербайджанцами, общались?

Арсен Аванесян (сын): Да, конечно, общались. Тогда таких вещей не было, нормальные отношения были.

Артюша Аванесян: В нашем селе был пастух-азербайджанец, но он не жил в селе, только приходил на работу.

— А в советское время какие интересные занятия были в селе: скажем, кинотеатр, дом культуры?

Артюша Аванесян: В селе все было, и сейчас есть дом культуры. После войны все тихо-тихо восстановили.

— Как началась война для вас и вашей семьи? Арменуи Аванесян (жена): Вон, пусть Арсен расскажет. Он у нас был сильным воином. Первым в селе был ранен мой муж. Сидел у окна, пуля прошла сквозь окно, срикошетила от стены и попала ему прямо в живот. А мы в полной растерянности в тот момент не знали, где врач и где его искать.

Артюша Аванесян: Война для нас началась 25 января, когда нас начали бомбить азербайджанцы и напали на село. А до этого было чувство ожидания и понимания, что рано или поздно она начнется. И начали создавать отряд самообороны. Это было еще при Союзе, когда к нам в село пришел полковник советской армии и сказал, чтобы мы уходили из села. Тогда военные нас начали предупреждать, чтобы мы освободили село от своего присутствия. Нам сказали, что гарантий не дают, азербайджанцы придут и перебьют нас, лучше уехать.

А мы им ответили: “Вы не вмешивайтесь и пусть азербайджанцы придут”. А комендант из Москвы говорил: “Я вам гарантий не даю, оставьте село, выходите”. А как мы бросим свои дома, детей? Так и не покинули село.

Арсен Аванесян: 26-го в 4-5 часов утра азербайджанцы с разных сторон группами напали.

— А когда началось Движение, какова была ваша реакция?

Артюша Аванесян: Защищать. Какая еще могла быть реакция? Мы провели собрание в селе и решили остаться и защитить его. Тогда у нас оружия не было.

— Тогда вы и решили создать отряды самообороны?

Артюша Аванесян: Какие отряды? Это были наши односельчане, расставили повсюду посты. Это были отряды нашего села.

Арсен Аванесян: 26 января, когда окружили село и начали нападать со всех сторон, к нам на помощь пришли жители соседних сел, но в основном село защищали своими силами.

Арменуи Аванесян: Наш сын в овраге из ружья убил восьмерых, собрал их автоматы и сдал в штаб. Он ранен в 3-4-х местах.

— А как вы жили во время войны?

Артюша Аванесян: Несколько раз азербайджанцам удалось войти в село, но мы разгромили их как следует. В то время мы не чувствовали ужаса ситуации. Сейчас, когда вспоминаю, думаю, какие же мы тогда были глупцы: село окружено с четырех сторон, вокруг вооруженные азербайджанцы, но мы не испытывали страха. Мы не знали даже такого слова “страх”.

Арсен Аванесян: Да, они сожгли несколько домов и убили несколько человек.

Артюша Аванесян: Наш дом от трассирующей пули горел дважды. Оба раза я восстанавливал дом — он выгорел дотла. А когда бомбили самолетами, мы прятались в подвале дома.

Арсен Аванесян: Покойников мы хоронили по ночам, без почестей, в ящиках, другого выхода не было. Вот такое было положение.

Артюша Аванесян: Днем работать было невозможно. В огороде могли работать только по ночам. Варили картошку, просвирняк, кур всех зарубили. А что было делать? Хлеба, правда, не было, но такого голода, как в Степанакерте, у нас тоже не было.

— На момент блокады и нападения женщины и дети тогда оставались в селе, или там были только отряды обороны?

Артюша Аванесян: Когда началась война, женщины и маленькие дети оставались в штабе. Там готовили еду. Ни света не было, ни газа.

Арменуи Аванесян: Все были в ужасном положении: холодные, голодные, ни за водой не можем пойти — ночь на дворе. Ночью, на снегу, женщины с грудными детьми — одна в кустах кормит ребенка грудью, другая пеленает, была еще одна, на сносях, там на снегу и родила.

— Вы хотите сказать, что 25 января они пришли и полностью окружили село? Или все же оставили проход для того, чтобы вы покинули село?

Артюша Аванесян: Нет, окружили полностью, ни одного прохода не оставили, ни одной дырочки.

Арсен Аванесян: Было четкое решение: истребить все село

Артюша Аванесян: Их было около 300 человек, а нас 80.

Арсен Аванесян: Они пришли на танках с автоматами в руках, а мы без нормального оружия. А с высот, особенно из Шуши, обстреливали село, чтобы парализовать передвижение и жизнь в селе. Но нам все равно удавалось дела делать. Это же наше село и мы наши места прекрасно знали — куда идти, как и что делать. Каждый из нас стоял на своем месте.

Артюша Аванесян: Дело в том, что там в основном были приезжие из Баку, они не знали местность.

Арсен Аванесян: Из разных мест они были, из Шуши тоже. Они у них проводниками были. Они прекрасно знали, откуда зайти, что делать, но это была пара человек, остальные — нет, не знали.

— А зачем им важно было уничтожить это село, в чем заключалась стратегическая важность Каринтака?

Артюша Аванесян: Через нас ле

жит дорога на Физули. Если бы мы тут их не остановили, они бы напрямую вышли на Схнах, а уничтожив Схнах, вышли бы на Физули и все, кольцо вокруг Карабаха замкнулось бы. Здесь ворота, если здесь бы мы пропустили их, значит все. Они дважды ударили по Схнаху.

— И сколько длилась ваша самооборона?

Арсен Аванесян: В пять утра в ночь с 25 на 26 января начали, весь день и до вечера. В общем было две атаки, обе безуспешные, и они были вынуждены отступить. Но вторая атака была очень мощная. А после освобождения Шуши волна пошла в сторону Лачина и Лисагора, нам значительно полегчало.

Артюша Аванесян: Убили больше 120 человек там же на месте, 26-го числа. Потом нам приказали, чтобы мы собрали и похоронили эти трупы, чтобы не началась эпидемия. Мы и пошли, собрали их и отнесли, похоронили по 5-6 тел в одной могиле.

— Вы помните то место, где похоронили их?

Артюша Аванесян: Конечно, помним, это далеко отсюда, за окраиной села. Мы не дали им войти в село, их нога и не ступила в село.

— Ваш отряд принимал участие в освобождении Шуши? Сколько человек, как вы все это организовали, откуда подошли к Шуши? Арсен Аванесян: Тогда главнокомандующим был Командос. Хороший был командир. В Шуши шли с различных направлений. Одна часть шла со стороны Степанакерта, мы вошли со стороны нашего села и перекрыли дорогу, а тех из азербайджанских войск, кто был на горе напротив, мы блокировали и нейтрализовали.

Артюша Аванесян: Командос велел оставить им коридор, чтобы они все вышли.

Арсен Аванесян: Был один танк в Лисагоре, отказывался подчиниться, в итоге мы были вынуждены выстрелить в него из гранатомета, танк подбили, а их самих пешком отпустили догонять своих.

— А тот, что стоит на дороге — это что за БТР? Арсен Аванесян: Это азербайджанский, подорвался на мине, когда нападали на село. Они на двух приехали. Потом на втором они забрали свои трупы и увезли. Сбежали.

Армине АДИБЕКЯН

"Новое Время"

Другие статьи категории "Общество":
Loading...
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости

Найдите в админке сайта панель Directory News - Настройки, блок Нижний блок - Виджеты социальных сетей

Добавьте в него виджет Твиттера или виджет вашей группы в любой из социальных сетей.

Наши партнеры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hayastannews@yahoo.com

+374

О сайте

При полном или частичном использовании материала ссылка на HayastanNews.Com обязательна, даже если мы ссылаемся на другие источники. Мнение HayastanNews.Com может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов. HayastanNews.Com не несет ответственности за содержание рекламы.